Sanlit.su

Роза марсель паньоль

Энциклопедия растений

Другие названия сорта:
MEIsoyris
Matilda
Red Cross
Graaf Lennart
Love’s Promise
Velveteen

Оригинатор: Meilland Франция, 1994
Группа: чайно-гибридные розы
Высота: 100-125 см.
Диаметр цветка: 12-13 см.
Аромат: *****
Плотность посадки на кв.м.: 1-3 шт.
Устойчивость к мучн. росе/черн. пятн.: **-/**-
Цветение: повторное

Marcel Pagnol – одна из самых продаваемых роз сейчас во всем мире. Цветки крупные, кроваво-красные, бархатистые, с элегантными бутонами, красивой формы даже в полном роспуске. Появляются обычно по одному, иногда в кистях до 4 шт, на длинных, сильных побегах – идеальны для срезки. Аромат пьянящий. Быстро и обильно зацветает повторно, так что это хорошая роза для сада, которая в жарком климате достигает 1,5 м. Листва жесткая, темно-зеленая, блестящая, побеги довольно колючие.

– Важно правильно выбрать место для посадки. 6 часов прямых солнечных лучей в день необходимо вашему растению для того, чтобы оно было наиболее выносливым и давало больше цветов.

– Желательно сажайте в землю, где никогда раньше не было роз. В том случае, если старые розы еще растут, нужно тщательно извлечь все корни, а также поменять грунт, как минимум на 40 см глубины.

– Выройте ямку 40х40х40 см, разрыхлите дно, добавив туда органическое удобрение: старый навоз. Для очень легкой почвы рекомендуется использовать грунт с большим количеством глины (20-30%), чтобы задерживать воду.

– Для этого, чтобы саженец хорошо прижился, всегда обрезайте ветки перед посадкой, оставляя только 4-5 см. Никогда не трогайте корни. Если у вас роза в бутонах или цветущая, обрежьте побеги на 50% длины, чтобы сделать куст сильнее и облегчить процесс укоренения.

– Место прививки должно быть на 2-3 см ниже поверхности земли. Корги должны располагаться либо вертикально, либо горизонтально, но ни в коем случае не должны загибаться кверху. Если почва легкая, погрузите корни во влажную и клейкую землю. Поместите куст в ямку и хорошо разрыхлите землю вокруг корней. Сделайте углубление вокруг вашего куста. Это углубление будет задерживать воду во время полива.

– Полив обильный до полного насыщения почвы. Повторить полив через 24-48 часов. Корни должны быть влажные.

Защита кустов роз

В нашей климатическй зоне посадку необходимо производить весной или летом. Если вы поздно сажаете, нужно сделать защитный пригорок, чтобы весь куст или отдельные его ветки не высохли.

Полив и удобрение

При капельном поливе поливать из расчета 10 л в неделю на 1 саженец (1 полив в день). При обычном поливе: обильно поливать 1-2 раза в неделю. Необходимо проверять, задерживается ли вода в углублении, сделанном вокруг саженца.

Удобрять розы следует раз в две недели жидким удобрением для роз. Благодаря этому розы в течение всего сезона чувствуют себя великолепно, выглядят здоровыми и очень обильно цветут.

– Розы грандифлора, флорибунда, романтика и миниатюрные необходимо слегка обрезать осенью, прямо перед заморозками (оставить 50-60 см), затем обрезать очень низко после последних морозов весной, оставить 5-15 см (на крупных побегах), чтобы способствовать появлению новых побегов с большим количеством цветов.

– Плетистые розы в конце сезона представляют собой длинные и толстые стебли, которые нужно хорошо защитить от морозов. Необходимо аккуратно пригнуть их к земле, ничего не обрезая. Весной необходимо поднять эти стебли и обрезать мелкие побеги, выросшие в прошлом сезоне (отступить 1 глазок от основания этих побегов). Крупные побеги надо пригнуть, так как, если их все привязать к шпалерам, то цветов будет совсем мало.

– Ландшафтные розы не нужно ни обрезать, ни укрывать на зиму. Если они выросли слишком высокие за несколько лет, можно обрезать их до желаемой высоты.

Лучшие сорта штамбовых роз

Лучшие сорта штамбовых роз – украшение любого участка. Штамбовые розы становятся все популярнее в наши дни. Своей красотой они просто поражают. Их главное преимущество – изящный вид, долгое обильное цветение, благоприятная зимовка и устойчивость к различным заболеваниям. К тому же они абсолютно не капризны.

Топ лучших сортов штамбовых роз

Согласно легенде первая штамбовая роза была выведена королевским садовником в XVIII веке королевский садовник для придворных дам. С такими цветами они наслаждались ароматом розы, не наклоняясь. Сейчас появилось много сортов прекрасных роз на дереве, которые радуют цветом и ароматом.

Скарлет Мейандекор – идеальный сорт штамбовой розы. Она способна адаптироваться к разным условиям, отличается выносливостью, устойчивостью к заболеваниям. Её не нужно обрезать, когда цветки засохнут. Сорт отличается силой роста. Цветки растения маленькие, 3-4 см в диаметре, имеют яркие красные волнистые лепестки. Растет фонтанообразным кустом округлой формы. Из-за ее пышных цветов не видно листьев красавицы.

Своим непрерывным цветением радует летом и осенью. Для получения этого вида нужна окулировка в ствол 2-3 почками в разные стороны.

Очень красива почвопокровная роза Мэйджик Мейандекор. Для нее характерно многократное цветение. Имеет тонкий аромат боярышника. Для выведения сорта необходима прививка в корневую шейку.

Читать еще:  Что такое штамбовая роза

Поражает удивительной красотой роза Айс Мейандекор. У неё прекрасные белые махровые цветы. Растет обильно. Достигает высоты 140-170 см. идеально смотрится у крыльца.

Идеальным решением для маленького сада станет роза Книрпс. Она компактна и красива. Не превышает 30 см в длину. Имеет изящные маленькие цветы 3-4 см с густыми махровыми лепестками на стебле с блестящими зелеными листами. Растение прекрасно смотрится в цветнике.

Для одиночного акцента в саду рекомендуется посадить почвопокровную розу сорта Immensee. Она смотрится как кружевной букет. Небольшие светло-розовые цветы растут кистями, в конце сезона становятся белыми.

роза Кетрин Денёв

Не менее удачно на маленькой территории будет смотреться роза с редким светло-оранжевым окрасом Кетрин Денёв. Она не только красива, но и не боится мороза.

Кроваво-красная роза с бархатистыми лепестками Марсель Паньоль манит своим ароматом. Куст получается крупным и хорошо подходит для маленького пространства.

Неприхотливы розы сорта Лариса, цветут обильно. Куст круглый и очень аккуратный, цветы нежно-розового оттенка.

Выигрышным вариантом для большого сада будет роза Нью Даун с раскидистой объёмной кроной. Это один из самых популярных сортов роз. Свою популярность роза обрела благодаря серебристо-розовым цветам с полумахровыми лепестками. Зимостойка, болезней не боится.

Штамбовая Фризия жёлтого цвета имеет золотистый оттенок. Прекрасно живет по соседству с многолетними растениями.

Среди роз, цветущих каскадом, можно выделить изящный сорт Поль Ноэль. У нее очень ароматные кораллово-красные цветы размером 5-6 см. Растет небольшими кистями.

Потрясающе выглядит роза Альба Мейдиланд с белоснежными цветками. Любителям оригинальных окрасов придётся по душе роза сорта Леверкузен. На неё сразу обращают внимание благодаря жёлтым цветам.

Роза марсель паньоль

История роз
Розы-знаменитости
Разновидности
Розы Франции
Лучшие селекционеры
Разведение
Роза в искусстве


В самом сердце регионов Рона, Изер и Гард располагаются розарии под открытым небом Мейан-Ришардье.


Роза Шарль де Голль редкого бледно-фиолетового цвета имеет от 30 до 35 лепестков.


Многоцветная мозаика роз в цветниках семьи Гийо под Лионом


роза Ла Франс. Гийо-сын, 1867 г, первая чайно-гибридная роза во Франции


Цветники Жоржа Дельбара, создателя самого популярного сорта

Два садовода – Мейан и Ришардье – более 100 лет назад открыли совместное дело по разведению роз и созданию новых сортов. Сегодня угодия дома Мейан-Ришардье простираются на 350 гектаров, на которых под открытым небом произрастает 200 сортов, выведенных селекционерами Мейан-Ришардье.

Поиск по выведению новых видов (с использованием традиционных приемов и технологических инноваций) продолжается постоянно. В коллекции Мейан-Ришардье представлены самые разнообразные виды роз – кустарниковые, вьющиеся розы, всех цветов и форм.

В числе самых известных роз Мейан-Ришардье сорта : Королева Елизавета цвета белого фарфора, “Папаша Мейан ®” (NB – все собственные сорта фирмы строго копирайтированы), цвета пурпурного бархата с иссиня-черными оттенками. В цветниках Мейан-Ришардье были выведены сорта, носящие имена знаменитых людей Франции – писателя Марселя Паньоля (роза “Marcel Pagnol ®” красно-синего цвета с запахом малины), а также удивительного бледно-фиолетового цвета роза Шарль де Голль (“Charles de Gaulle ®”). В 2000 г. появился сорт, увековечивший Московский Большой театр – “Большой ®”, с лепестками золотисто-желтого цвета, темно-пурпурные по краям, с интенсивным ароматом богатейшей гаммы.

Семья Гийо – традиция

В течение 170 лет шесть поколений семьи Гийо передают от сына к отцу все тайны мастерства разведения розы. Главный магазин роз семьи Гийо находится в городе Лион, в квартале Монплезир. Любовь к розам стала семейным делом, талантливейшие селекционеры Гийо создали более 350 видов роз, представляющих все разновидности. Предки нынешнего главы семейства Жан-Пьера Гийо первыми вывели во Франции чайно-гибридную розу, названную, естественно, “Ла Франс”, Франция. Самому же Жан-Пьеру пренадлежит авторство нового сорта махровой розы Женероза ( “Rosa Gеnеrosa®”)

Жан-Батист ГИЙО (“Гийо-отец”), основатель династии, родился 10 декабря 1803 г. в Гренобле. 21 августа 1825 г. он женится на девице Жанне Марии Пьоле, молодая пара переселяется в Лион в 1829 г. и обосновывается в квартале Гийотьер.

Гийо занимается цветоводческим делом, но с 1834 г. переходит исключительно на селекцию роз, и становится зачинателем “лионской традиции” селекционеров, которые постепенно вытесняют парижан, пользовавшихся благосклонностью императрицы Жозефины.

После своего первого творения гибридной розы-бурбон “Ламартин” (1842), Гийо-отец выведет более 80 сортов роз, некоторые из которых и сегодня остаются в числе самых прекрасных украшений цветников во всем мире.

Но главной легендой династии цветоводов Гийо стало творение сына Жана-Батиста – Андрэ Гийо (“Гийо-сын”). Он родился 9 декабря 1827 г. в Гренобле, и в детстве вместе с отцом и матерью, был перевезен в Лион. С четырнадцатилетнего возраста Андрэ начинает помогать отцу в ведении их семйеного розового хозяйства.

В 1849 году Гийо-сын разрабатывает новый метод прививки, который прославил его среди розоводов всего мира. После женитьбы на Катрин Бретон, наследнице пяти поколений лионских розоводов, Андрэ Гийо открывает собственное дело, с головной конторой в лионском квартале Монплезир. Там он выведет 69 новых сортов, в том числе и сорт, который производит революцию в розоводческом мире : первую чайно-гибридную розу, названную Ла Франс, “Франция”. А также первую полиантную розу “Ma paquerette” (1875 г.).

Читать еще:  Язык цветов что символизируют подаренные розы бежевые

Сегодня во главе Дома Гийо в Лионе стоит его пра-пра-правнук Жан-Пьер Гийо.

60 лет назад Жорж Дельбар создал в департаменте Алье (центр Франции) розарий, где был выведен самый популярный ныне в мире сорт розы – Мадам Дельбар. Сегодня его сын Анри Дельбар стоит во главе предприятия по разведению и продаже роз, розы Дельбар систематически получают призы на международных конкурсах. Статистика свидетельтсвует, что чаще всего садоводы во всем мире сажают у себя розу сорта Мадам Дельбар.

Дом Дельбар очень активен по сегодняшний день : в его оранжереях выведены группы новых сортов : “плакучие” розовые кусты, целая гамма вариаций на тему диких роз, гамма “розы художников” (сорта носят имена мэтров-импрессионистов), “мраморные розы”.

В цветниках дома Дельбар произрастают также вариации ирисов, пионов, камелий, азалий, гиацинтов и нарцисов.

Дельбар продолжает развивать и яблочные сорта, производит также ряд продуктов питания : сок (яблочный, сортов “Соблазн” и “Дельбар юбилейный”), мед, мармелад.

Марсель Паньоль – Жан, сын Флоретты. Манон, хозяйка источников

Описание книги “Жан, сын Флоретты. Манон, хозяйка источников”

Описание и краткое содержание “Жан, сын Флоретты. Манон, хозяйка источников” читать бесплатно онлайн.

Жан, сын Флоретты. Манон, хозяйка источников

Jean De Florette

Manon Des Sources

Editions De Fallois © Marcel Pagnol, 2004

© П. Л. Баккеретти, перевод, 2019

© Т. В. Чугунова, перевод, 2019

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2019

Жан, сын Флоретты

Моей жене, Жаклин Бувье, посвящается

Бастид-Бланш[1] – Белые Дома – так называлась маленькая деревня с населением в полторы сотни жителей, приютившаяся на выступе одного из последних крутых склонов массива Л’Этуаль в двух лье от городка Обань… Туда вела грунтовая дорога, такая крутая, что издалека она казалась отвесной, а из деревни в сторону холмов выходила лишь узкая дорожка, пригодная разве что для мулов, от которой ответвлялось несколько тропинок, устремленных прямо в небо.

По сторонам пяти-шести улочек, не имеющих тротуаров и асфальтового покрытия, узких, не пропускающих палящие лучи солнца и извилистых, сдерживающих порывы мистраля, стояло около пятидесяти примыкающих друг к другу каменных строений, чья белизна и дала когда-то название деревне, но только в нем и осталась.

Между тем имелась там и довольно длинная эспланада, нависшая над долиной с той стороны, куда на ночь уходит солнце; ее поддерживала стена из обтесанных камней чуть ли не в десять метров высотой, кончавшаяся парапетом, вдоль которого росли старинные платаны: это место прозвали Бульваром, и сюда приходили поговорить о своем в теньке местные старики.

От середины Бульвара отходила очень широкая лестница в десяток ступеней, ведущая к Ла-Пласет – маленькой площади, образованной фасадами выходящих на нее домов. В центре ее имелся один из тех фонтанов, какие обычно стоят на площадях в Провансе, – он представлял собой двустворчатую, выточенную из камня раковину, прикрепленную к квадратному столбу, и почитался как здешний покровитель. Дело в том, что пятьдесят лет назад какой-то «отдыхающий» из Марселя (во время охотничьего сезона два-три представителя этой человеческой породы непременно гостили в здешних краях) завещал муниципалитету мешочек с золотыми монетами, что позволило протянуть до Ла-Пласет трубу, по которой в деревню поступала сверкающая на солнце вода из единственного крупного источника в здешних холмах… Маленькие фермы, разбросанные по ложбинкам или по склонам холмов, мало-помалу были заброшены, семьи переселились ближе к источнику воды, и деревушка стала деревней.

День-деньской местные жители подставляли под струю воды глиняные кувшины, жбаны, у кого что было, а кругом кумушки бойко обменивались новостями, одновременно определяя на слух, когда вода польется через край.

На площади располагалось несколько лавок: бакалейщика, булочника, мясника, мастерская столяра с настежь раскрытыми дверями рядом с кузницей, а также кафе, торговавшее и табачными изделиями, чуть в глубине стояла церковь, старая, но не древняя, колокольня которой лишь слегка возвышалась над окружающими домами.

От Ла-Пласет влево уходила улочка, ведущая на вторую, тенистую эспланаду, простиравшуюся перед самой большой постройкой в деревне, где располагались мэрия и Республиканский клуб, по-здешнему «Серкль». Его политическая деятельность заключалась в основном в организации традиционных рождественских лотерей и конкурсов по игре в шары, проходивших по воскресеньям под платанами обеих эспланад.

Жители Бастид-Бланш были скорей высокими, поджарыми, мускулистыми. Хотя они и родились в двадцати километрах от марсельского Старого порта, они не походили ни на марсельцев, ни даже на тех провансальцев, что населяют отдаленные пригороды Марселя.

Одна из достопримечательностей деревни заключалась в том, что на всех жителей там было всего-навсего пять или шесть фамилий: Англады, Шаберы, Оливье, Каскавели, Субейраны, так что во избежание возможных недоразумений к имени часто прибавлялась не фамилия человека, а имя его матери: Памфилий, сын Фортюнетты; Луи, сын Этьенетты; Кларий, сын Рены.

Здешние жители наверняка были потомками какого-то лигурийского племени, некогда оттесненного и загнанного в холмы вторжением римлян, а если так, то они, быть может, и являлись самыми древними обитателями Прованса.

Дорога, ведущая к ним, заканчивалась на Бульваре, и поэтому в деревне довольно редко встречались «чужаки», а поскольку местных жителей вполне устраивала выпавшая им доля, сами они спускались в Обань лишь для того, чтобы продать там на рынке овощи со своих огородов и полей. До войны 1914 года на фермах еще встречались старики и старухи, говорившие только на провансальском языке, на каком говорят в холмах; они просили молодых парней, возвращавшихся на побывку, «рассказать про Марсель» и очень удивлялись тому, что можно жить в таком страшном шуме, ходить по улицам, где вокруг столько людей с неизвестными тебе именами, повсюду натыкаясь на полицейских в форме!

Однако они охотно точили лясы и были не прочь «побалагурить»… Но, даже болтая о том о сем, они строго соблюдали первую здешнюю заповедь: «Не лезь не в свои дела!»

Вторая заповедь заключалась в том, что надлежало почитать Бастид-Бланш самой красивой деревней Прованса, намного более значимой, чем большие деревни Ле-Зомбре или Руисатель, в которых насчитывалось более пятисот жителей.

Как и повсюду, в Бастид-Бланш не обходилось без проявлений зависти, соперничества и даже вековой ненависти, основанной на историях с сожженными завещаниями или несправедливо разделенными между наследниками участками земли, но при любом вторжении извне – например, появлении браконьера из Ле-Зомбре или грибника из Креспена – все жители Бастид-Бланш выступали против «чужака» единым фронтом, готовые с кулаками отстаивать интересы «своих» или лжесвидетельствовать; эта солидарность была настолько крепка, что вся родня Медериков, бывших в ссоре с семьей булочника уже на протяжении двух поколений, по-прежнему покупала у него хлеб, при этом общаясь с ним только знаками и не произнося ни слова. Хотя они жили на холме гораздо ближе к лавке булочника из Ле-Зомбре, но все равно ни за что не стали бы есть «чужой» хлеб на земле своей деревни.

Главным недостатком жителей Бастид-Бланш была патологическая скупость, поскольку у них водилось мало денег. За хлеб они платили пшеницей или овощами, а мяснику за три-четыре отбивные котлеты отдавали то курицу, то кролика, то пару бутылок вина. А что касается «грошей», которые время от времени им удавалось принести с рынка, пятифранковые монетки словно по волшебству куда-то пропадали, а если, опять-таки по волшебству, откуда-то и появлялись, то только тогда, когда в деревню приходили торговцы вразнос и нужно было заплатить за туфли на веревочной подошве, картуз или секатор.

Дело в том, что гаррига[2], единственное, чем они владели, представляла собой сплошное чередование огромных плит из голубоватого известняка, отделенных друг от друга глубокими балками, которые они называли ложбинами, или маленькими долинами, поскольку на дне их то тут, то там встречались островки почвы, чей слой был неглубок, – ее наносило сюда на протяжении веков ветрами или дождевыми потоками. На этих-то островках они когда-то и возделывали свои поля, окружив их оливковыми, миндальными и фиговыми деревьями. Здесь они выращивали турецкий горох, чечевицу, гречиху, то есть такие культуры, которые могут жить без воды, а еще разбили крохотные виноградники, засаженные черным виноградом сорта «жакез»[3], которому удалось пережить эпидемии филлоксеры; а вот ближе к деревне, благодаря ответвлениям от главной трубы, ведущей к фонтану, зеленели пышные огороды и сады персиковых и абрикосовых деревьев; урожай доставлялся на рынок в Обань.

Жили они результатами своего труда: растили овощи, доили коз, откармливали белых свиней в черных пятнах[4], которых резали каждый год, нескольких кур, к тому же добывали дичь, немилосердно браконьерствуя в беспредельном просторе холмов.

Были среди них и богатые семьи, сколотившие состояние ценой всевозможных лишений, которым подвергали себя несколько поколений. Их богатство составляли золотые монеты, спрятанные в потолочных балках, в чугунках, зарытых под цистернами, или в тайниках, устроенных в стенах. К золоту притрагивались лишь в связи со свадьбой или по случаю покупки нового участка земли, примыкающего к уже имеющимся. После чего вся семья удваивала усилия, направленные на скорейшее восстановление накопленного.

Мэра звали Филоксен, сын Клариссы. Сорока семи лет, тучный, похожий на кубышку, с неподражаемыми черными глазами и римским профилем, без бороды и без усов, с волосатыми пухлыми руками, никогда не имевшими дело с киркой, он был владельцем местного кафе. Разрешения на его покупку, как и на занятие торговой деятельностью, он добился вместе с пенсией благодаря полученному на войне ранению. За это ранение (кстати, не оставившее видимых следов), но более всего за то, что получал пенсию, он пользовался всеобщим уважением.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector

Старейший из династии Дельбар рядом с “плакучей” розой “Дедушка Дельбар”